Добролюбов как русский критик

Николай Александрович Добролюбов (1836–1861) возглавлял литературно-критический отдел издания «Современник» с 1857 года.

Являясь продолжателем идей Чернышевского, Добролюбов, однако, оценивал явления в литературе более резко – критик ужесточил требования к литературе и в качестве основного критерия идейности произведений рассматривал степень наличия в них:

  • идей угнетаемых сословий;
  • критики правящего класса.

Понятие «народность» в работах Добролюбова

В своей работе «О степени участия народности в развитии русской литературы» (1858), посвящённой теории радикальной критики, он взялся за собственную интерпретацию понятия «народность» в литературе.

Так, в своём труде он:

  • истинно народным явлением считает лишь фольклор,
  • полагает, что более поздняя литература обслуживает интересы правящего сословия,
  • игнорирует принцип историзма в литературе, высмеивая Карамзина и Ломоносова за их отстранённость от идеалов «народности»,
  • отмечает произведения Гоголя, Кольцова, Лермонтова и Щедрина как наиболее «народные» среди трудов современников.

Подобное толкование понятия и легло в основу обличительных мотивов критических статей Добролюбова.

Добролюбов и роль гражданской позиции

Добролюбов русский критикВ отличие от Чернышевского, Добролюбов полагал, что конечный результат творчества автора важнее, нежели его идеологические предпочтения и гражданская позиция, т.е. главным для критика является не то, что автор намеревался сказать, а то, что имеется в конечном результате.

Подобным образом он указывал на важность работы литературного критика, который и призван выявить в произведении то самое «бессознательное творчество». То есть, критик указывает на необходимость раскрытия общественных проблем, невольные намёки на которые можно обнаружить в той или иной работе.
Добролюбов в своей критике обращался к разбору разноплановых произведений:

Вместе с тем, он был склонен к широким обобщениям, поэтому в разнообразных статьях Добролюбова часто можно встретить крайне схожие выводы, сводящиеся к констатации порочности политического устройства в России.

Критическая методология Добролюбова

В основу своего критического метода Добролюбов положил социально-психологическую типологию, в рамках которой автор распределял героев по степени их соответствия понятию «новый человек».

В рамках авторской критики «доставалось» не только купечеству Островского и Щедрина, но и Бельтову, Рудину, Печорину и Онегину, поведение которых автор классифицировал как «обломовщину». Скептицизм Рудина и Печорина, по утверждению Добролюбова, чужд идеалам поступательного развития, и на их фоне сам Обломов даже выигрывает, поскольку он предельно честен в своём бездействии.

Выступая с критикой «Обломова», Добролюбов рассматривал несовершенство социальной системы в качестве главного повода для «обломовщины». Более того, он отмечал, что порочность этой самой системы привела к тому, что даже сам Гончаров поверил в кончину обломовской модели, однако это не так.

«Обломовка, – пишет критик, – есть наша прямая родина… и еще рано писать нам надгробное слово».

Помимо идеологического компонента, Добролюбов брал во внимание индивидуальную художественную специфику работ и талант писателя. Доказательством тому может служить авторская критика произведений В. Соллогуба и М. Розенгейма на страницах сатирической газеты «Свисток».

Анализ авторского языка как основа методологии
В основе критики Добролюбова также лежал анализ авторского языка, который позволял лучше раскрыть внутренний мир персонажей. Скудность речей Голядкина и Девушкина в ранних работах Достоевского на фоне их самосознания демонстрировали тщетность их борьбы с психологическим угнетением. За любовь Достоевского к его героям – «забитым людям» – Добролюбов прощал автору мелкие эстетические недочёты в его работах.

Эти произведения подтверждали идею критика об отличии отечественной литературы от мировых художественных образцов и о недопустимости их оценки по общекультурным критериям.

Добролюбов и поиск «нового героя»
Критику при жизни не посчастливилось застать Базарова, поэтому в своём поиске новых героев он остановился на Катерине Кабановой. В Катерине Добролюбов увидел персонаж, протестующий против несправедливостей «тёмного царства», Елену из произведения «Накануне» Тургенева он также считал восприимчивой к социальным изменениям.

Вместе с тем, отечественная литература в целом, как полагал Добролюбов, ещё не была готова к осознанию и рефлексии необходимых перемен, а, следовательно, и к рождению соответствующих героев.

Добролюбов – объект критики
Работа «Когда же придёт настоящий день?» стала причиной того, что уже сам Добролюбов стал объектом критики со стороны своих коллег, а среди авторов журнала «Современник» разгорелся конфликт.

  • за резкость суждений Добролюбова порицал Тургенев, полагая, что работа Николая Александровича исказила идею романа «Накануне», а коллектив журнала покинули Л. Толстой, Боткин и сам Тургенев.
  • в 1859-1860 гг. А. Герцен разместил в «Колоколе» статью «Very dangerous!», а также работу «Лишние люди и желчевики», в которых также осуждал Добролюбова за несправедливую оценку либерализма 1840-х.

Попробуйте отгадать тематический кроссворд о творчестве Добролюбова на нашем сайте здесь

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость - поделитесь

Запись опубликована в рубрике Русская критика с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий