А.С.Пушкин как русский критик

Фигура знаменитейшего русского поэта Александра Сергеевича Пушкина (1799-1837) стала знаковой в литературно-критической жизни 1830-1840-х годов. Недаром эти два десятилетия получили наименование «эпохи Пушкина», а литераторы, творившие в это время, вошли в число так называемых «писателей пушкинского круга»    (среди них – Н.В. Гоголь, П.А. Вяземский,  П.А. Плетнев)

В это же время расцветает и профессиональная критика, связанная с именами Н. Полевого, Надеждина, Белинского, Хомякова, Шевырева и другими. Критика же получает статус «флагмана» общественной мысли. Активная литературная борьба различных партий и течений, неподдельный интерес к развитию родной словесности, необходимость разъяснения правильной трактовки собственных произведений побуждали многих писателей и поэтов, которые даже не являлись профессиональными критикам, писать рецензии и высказываться на страницах периодических изданий, т.е. вступать в литературную полемику. Естественно, что и Пушкин, основатель журнала «Современник», не оставался в стороне от этого литературного процесса.

Эстетические взгляды Пушкина

А.С. Пушкин

А.С. Пушкин, порт. В.Тропинина,1827

Критическое наследие Пушкина насчитывает более 160 критических работ. Большинство из них являют собой черновики, наброски, фрагменты, заметки на полях и пр. Понятно, что значительная часть не увидела публикации при жизни поэта. И все же большинство принципиальных критических суждений, высказанных Пушкиных, становилось достоянием общественно-литературной жизни.

Многие мысли поэт озвучивал в ходе бесед с друзьями (например, основные положения предисловия к «Борису Годунову» были известны современникам поэта еще до его публикации в «Московском вестнике» в 1828 году). Ряд суждений Александр Сергеевич излагал в дружеских письмах и посланиях, а они, согласно принятой традиции, распространялись в широком кругу читателей.

Критические статьи Пушкина появлялись в книжках «Московского телеграфа», «Литературной газеты», «Современники». Несмотря на то, что его критика была, в общем, доброжелательна, он давал достаточно резкие и категоричные оценки литературным явлениям, вступая в полемику со своими друзьями.

Критические выступления поэта отличались точностью, лаконичностью, меткостью наблюдений.

Он с вниманием наблюдал за критическими выступлениями П. Вяземского, А. Бестужева, В. Кюхельбекера, И. Киреевского, В. Белинского. Последнего он даже привлекал к работе в своем журнале «Современник».

Пушкин выступал в защиту Жуковского, творчество которого не принимали К.Рылеев и В. Кюхельбекер. Не поддерживал Вяземского в его высокой оценке сентименталистов Озерова и Дмитриева. Упрекал А. Бестужева за то, что тот не посвятил ни строчки Радищеву в своем обзоре русской литературы. В принципиальном споре с Рылеевым о тенденциозности поэзии Пушкин утверждал, что к поэзии нельзя подходить субъективно и однобоко.

По его мнению, подлинная поэзия не служит проводником определенных идей, она хороша сама по себе.

В литературно-критическом «багаже» писателя есть примеры и больших обзорных статей

(статья «О ничтожестве литературы русской» (1834),

оставшаяся незавершенной, очевидно, в связи с написанием Белинским статьи «Литературные мечтания» с аналогичными положениями),

и опыты в области литературоведения

(«О поэзии классической и романтической», «О народности в литературе»), и рефлексии над собственным литературным творчеством («Письмо к издателю «Московского вестника», «Наброски предисловия к «Борису Годунову»).

Пушкин и критика

По мысли поэта,

  • Критика должна стать «наукой», основанной на изучении высоких образцов и объективном наблюдении за проявлениями современной жизни.
  • Критика должна выделять как красоты, так и недостатки в произведениях.

Полемизируя с А. Бестужевым, он утверждал,

что «литература у нас существует», но «дельной критики еще нет».

Отдельные критические выступления имеют определенную ценность, но они «являлись на расстоянии друг от друга», т.е. критика не имеет единого фронта, не может подобающим образом оказывать влияние на общественное сознание. Пушкин не принимал субъективизм и мелочность в журнальной критике, подчеркивал ее низкий теоретический уровень, коммерциализацию, беспринципность. Под сатирическое перо поэта попадали такие журналисты, как Ф. Булгарин и Н. Греч, которых он высмеивал в критических памфлетах и эпиграммах.

Критик считал, что совершенно необходимо писать ответы на критику, исправлять «ошибочные мнения».

В поле зрения профессионального автора должны оказываться не только высокохудожественные произведения, но те творения, которые по разным причинам пользуются популярностью:

«нравственные наблюдения важнее наблюдений литературных».

Такие взгляды Пушкина на искусство сформировались у поэта под воздействием эстетических идей античных философов, французских просветителей, немецких мыслителей. В своих размышлениях на различные теоретические вопросы художественного творчества (начиная от предмета и назначения искусства и заканчивая проблемами историзма и народности) он опирался на огромный опыт мировой и небольшой опыт отечественной литературы.

Народность в представлении Пушкина

Представления Пушкина о проблеме народности литературы отдельными чертами схожи с представлениями декабристов, в частности, А. Бестужева и В. Кюхельбекера.

В статьях

«О французской словесности» (1820), «Причины, замедлившие ход нашей словесности» (1824), «О русской литературе, с очерком французской» (1834), статьях 1825 года «О народности в литературе», «О предисловии г-на Лемонте к переводу басен И. А. Крылова»

Пушкин отмечал, что литератору необходимо

«обращаться к своим корням»:

обычаям и традициям, отечественной истории, фольклору.

Однако самое существенное, что формирует «народность», – определенный угол зрения писателя, претворение им на бумаге особенностей характера нации, «мыслей и чувствований» народа, которые определяются объективными историческими признаками: верой, формой правления, климатическими условиями.

Народность, по мысли поэта, нечто замкнутое самое в себе:

«Народность в писателе есть достоинство, которое вполне может быть оценено одними соотечественниками – для других оно или не существует, или даже может показаться пороком…».

Все это предполагало более глубокий взгляд на народность, чем укоренился до него, а кроме того, наполняло его демократическим содержанием.

Пушкин и романтики

Концепция «истинного романтизма» занимала ключевое место в эстетических воззрениях Пушкина. Самого себя он именовал «истинным романтиком» и «поэтом действительности».

Высказываясь о художественной типизации и реализме в статье «Драматическое искусство родилось на площади» (1830), он понимает правдоподобие в его буквальном смысле:

«Истина страстей, правдоподобие чувствований в предполагаемых обстоятельствах…».

Эта концепция, получившая в трудах его современников  наименование «поэзии действительности» (И. Киреевский) и «реальной поэзии» (В. Белинский) сформировалась в сознании поэта на основе опыта мировой литературы и собственного творчества.

Опираясь на художественные открытия Шекспира и переоценивая опыт французских драматургов-классицистов и поэта-романтика Дж. Байрона, Пушкин преодолевает односторонний подход романтиков к творчеству и явлениям действительности.

Например, в заметке «О трагедиях Байрона» (1827) он критически оценивает творчество английского поэта, посвятившего свою жизнь созданию всего лишь одного типического характера:

«Байрон бросил односторонний взгляд на мир и природу человечества, потом отвратился от них и погрузился в самого себя».

Шекспировское «правдоподобие положений и правдивость диалога», глубину и психологизм его трагедий Пушкин противопоставил морализаторству и статичности характеров, созданных классицистами.

Через призму своего понимания «истинного романтизма» Пушкин оценивал современную ему литературу. Критикуя как «германский идеологизм», так и французскую «неистовую словесность», поэт высоко оценивает исторические романы В. Скотта, отмечая отсутствие в них театральности и

«холопского пристрастия к королям и героям».

Среди явлений отечественной литературы Пушкин отметил

романы М.Н.Загоскина, повести Н.Ф. Павлова, поэзию Е. Баратынского, драматургию М.П.Погодина, «История государства Российского» Н.М.Карамзина.

Таким образом, понимание провозглашенных Пушкиным принципов «истинного романтизма», включающих в себя также понимание связи «судьбы человеческой» и «судьбы народной», соединение особенностей национального характера и истории народа, создание правдоподобных характеров, психологизм, оказало фундаментальное влияние на развитие отечественной эстетической мысли.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость - поделитесь

Запись опубликована в рубрике Русская критика с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий