Н.В.Гоголь как русский критик 19 века

Николая Васильевича Гоголя (1809–1852) очень ценил Александр Пушкин. Он называл его «ярким критиком» и поручил ему в свое время вести критический отдел в журнале «Современник». Как критик Гоголь выступал нечасто. Но, несмотря на это, каждая его статья выходила своевременно и вызывала бурное обсуждение в печати.

Гоголь по своей сути являлся приверженцем романтического направления в искусстве. С позиций романтизма он подходил и к оценке художественных произведений. Он отвергал мысль о возможной систематизации творчества, считая его иррациональным явлением. Это видно из тезисов ранней статьи «Арабески». Гоголь писал, что искусство предполагает «благоговейное созерцание и сопереживание, в процессе которого душа человека отрешается от жизненной прозы, от всего конечного». Похожая мысль появляется и в «этюдах-фантазиях» «Об архитектуре нынешнего времени» и «Скульптура, живопись и музыка». Гоголь трактовал искусство как «выражение духа народа и эпохи».

Однако писателю были близки идеи просветителей.

По мнению Гоголя, искусство ценно тем, что способно пробудить все самое лучшее в душе человека, способствовать его нравственному совершенствованию.

 

Гоголь о Пушкине и народности

Свое понимание «народности» как выражения настроений и интересов народа писатель изложил в статье «О малороссийских песнях» (1834). Он считал, что по текстам и мелодике песен можно «догадаться» о страданиях народа, о его потребностях и желаниях. То есть, по Гоголю, песни есть выражение души народа.

Н.В.Гоголь

Н.В.Гоголь

В статье «В чем же, наконец, существо русской поэзии и в чем ее особенность» (1833) Николай Васильевич задался вопросом о национальной специфике отечественной литературы. Говоря о специфике русской литературы, Гоголь рассматривает творчество и личность А.С. Пушкина, считая его выразителем подлинных настроений народа. Признавая талант крупнейшего поэта, в статье «Несколько слов о Пушкине» (1834) Гоголь отзывается о своем великом современнике так:

«При имени Пушкина тотчас осеняет мысль о русском национальном поэте».

В то время в литературной жизни развернулась большая полемика относительно творчества Пушкина. После выхода «Бориса Годунова» и появления первых глав «Евгения Онегина» многие критики утверждали, что Пушкин «исписался», утратил талант, другие считали, что он стал излишне «аристократичен». Гоголь же настойчиво проводил мысль, что пушкинское творчество – подлинно реалистическое и народное. Развивая свой тезис, он пишет, что

народность искусства неразрывно связана с выражением в творчестве писателя точки зрения народа: «Истинная национальность состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа».

Гоголь о критике и «коммерциализации» литературы

Подобно Пушкину и Белинскому, Гоголь тоже был недоволен состоянием современной критической мысли. Негативная оценка издательской и критической деятельности Ф. Булгарина, Н. Греча, О. Сенковского прозвучала в статье «О движении журнальной литературы в 1834-1835 году». Статья, по выражению Белинского, отличалась «резким и благородным тоном».

журнал "Современник"

Обложка пушкинского журнала «Современник»

В статье писатель подчеркивал огромное значение журнальной литературы в современной ему эпохе. Следуя мысли просветителей, он считал, что журналы должны воспитывать своих читателей и способствовать формированию общественного мнения.

В этом главнейшую роль он отводил критике:

«Критика, основанная на глубоком вкусе и уме, критика высокого таланта имеет равное достоинство со всяким оригинальным творением».

При этом, состояние журнальной литературы он оценивает в целом как негативное.

Главное, против чего направлено острие его критики, – «торговое направление» в литературе, представленное, в первую очередь, изданиями «Библиотеки для чтения» Сенковского и «Северной пчелы» Булгарина. Тщательно анализируя каждое произведение, вышедшее в этих журналах, Гоголь приходит к выводу, что редакторы изданий нацелены больше на получение прибыли, чем на просвещение читателей. Он упрекает Сенковского и Булгарина в общем снижении ценности русской литературы, сведение ее до уровня провинциального чтива.

В своем максимализме автор, конечно, недооценил явные заслуги и Сенковского, и Булгарина как «катализаторов» литературного процесса, создававших множество полемичных статей, вызвавших после публикации яростные споры.

Также важно отметить, что Николай Васильевич выступал не столько против засилия «коммерческой» литературы, сколько против появления бесталанных ремесленников, готовых за деньги создавать любую профанацию. В своих выступлениях он выразил несогласие с тезисами Шевырева, изложенными в статье «Словесность и торговля» («Московский наблюдатель», 1835 год). Шевырев резко осуждал литераторов за то, что они публиковались в журналах за деньги, считая, что подлинная литература «продала» себя. Гоголь же продемонстрировал, что торговля бывает различной, поскольку «читатели и потребность чтения увеличилась». Следовательно, увеличилось и количество профессионально пишущих авторов-разночинцев, не связанных со службой, чинами, званиями, сословиями и сделавших литературное ремесло своим основным занятием. Таким образом, работа в журналах стала для них единственным средством заработка.

Гоголь о своем творчестве

В 1836 году написаны и программные статьи Гоголя, связанные с драматургией и театром: «Петербургские записки 1836 года», «Отрывок из письма, писанного автором вскоре после первого представления «Ревизора» к одному литератору», «Театральный разъезд»). Писатель тяжело переживал неправильное понимание современниками своих произведений (в особенности, «Ревизора» и «Мертвых душ»). В своих статьях он пытался прояснить свои художественные принципы.

В ряде перечисленных статей Гоголь обосновал необходимость гротескного изображения действительности, понимая, что изображение реальности не может сводиться исключительно к одной правдивости, «подражательству жизни».

В «Петербургских записках 1836 года» писатель приветствовал приход критического реализма, который он связывал с сатирой и юмором. Рассуждая на тему значения смеха в литературе, он показывал, что смех должен быть не только развлекательным, а должен нести определенную эстетическую и смысловую нагрузку.

Читателю нужен тот «электрический живительный смех, который исторгается невольно, свободно и неожиданно, прямо от души, полон ума и высокого искусства».

Гоголь о христианизации и будущем литературы

В 40-е годы в эстетических воззрениях Гоголя наблюдается все больший крен в сторону религиозности. Все критические выступления позднего Гоголя призваны указать писателям то, что христианство может открыть перед отечественным искусством большие возможности. Это в наибольшей степени раскрывается в книге-исповеди Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями» (1847).

Надо отметить, что эта книга встретила явное непонимание со стороны современников. Белинский осуждал «христианскую проповедь» писателя, считая, что Гоголь «сломался», отрекся от себя прежнего. На самом деле, все положения, высказанные в «Выбранных местах…» являлись органическим продолжением эволюции воззрений Гоголя.

В центр своего внимания Гоголь ставил Слово. Слово для него – основа литературного творчества. А литература, по мысли писателя, призвана не только изображать действительность и развлекать читателей, она должна воспитывать в них лучшие человеческие качества. В этом литература, по мнению Гоголя, близка к религии. Именно религия (в основе которой также лежит Слово) служит проводником между человеком и высшим духовным существом – Богом. Поэт, владеющий мощным орудием – Словом , становится кем-то вроде пророка.

Суть своей концепции Гоголь достаточно полно раскрывает в статье «О картине А. Иванова». Картина «Явление Христа народу» как бы воплотила все его эстетические требования, начиная от психологизма и закачивая символико-мифологической монументальностью. В основе отечественной литературы, по мысли писателя, как раз и лежит подобный религиозно-нравственный настрой.

Этот же тезис критик развивает в статьях «Предметы для лирического поэта в нынешнее время» и «О лиризме наших поэтов». Он подчеркивает, что в основе русского лиризма лежит библейская основа.

Он советовал поэтам,

«набравшись духа библейского», спуститься, «как со светочем», к читателям и поразить «позор нашего времени».

По мнению Гоголя, русская литература еще не полностью раскрыла свой потенциал, подлинной литературе еще предстоит возникнуть, и связана она будет непременно с христианизацией мировоззрения будущих писателей.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость - поделитесь

Запись опубликована в рубрике Русская критика с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий