Вестернизация России — как это было вначале?

Рассмотрим «долгую» историю вестернизации России. Её начальный период, связанный с реформами Петра, выглядит совсем иначе, чем сходные примеры на Востоке. Напротив, та ситуация, которая сложилась в России конца 90-х годов ХХ века, несколько напоминает указанную схему (результат очередной волны вестернизации в России), а самое начало русской вестернизации было иным.

Первые три этапа вестернизационного процесса (см. статью об этом феномене) пройдены мгновенно, в течение первых лет царствования Петра (а в Китае этап 2 длился более 30 лет, в период царствования императрицы Цыси из маньчжурской династии).

Собственно петровские реформы начались сразу с 4 пункта. При этом решение оказалось успешным: Россия вошла в число ведущих держав мира, не потерпев меж тем, в отличие от Китая и Японии, серьезных поражений в войнах. Петр первым заложил основы самого типа строительства европейской цивилизации в неевропейской стране, и потом этот тип неизменно повторялся — вплоть до чудаковатых и ненужных заимствований внешних черт культуры, взятой за образец, — как было и в Турции, и в Японии, и в Китае. Петр  провел этот процесс до конца —  сделал Россию настоящей европейской страной, не поверхностно европеизированной, а европейской.

Но, по мнению А.Я.Флиера,

«предметом европеизации были преимущественно социально-престижные формы культуры (политической, военной, административной, социально-бытовой, отчасти образовательной и судебной, в особенности художественной) и технологии промышленного (в первую очередь) военного производства»

Отмечено, что игровой, подражательный характер европеизации оказал влияние на русскую культуру, а российское общество было весьма театрализовано во всех своих проявлениях социально-престижной деятельности. Люди постоянно как будто ощущали себя на подмостках театра Истории — эффектно позируя, красиво жестикулируя, тщательно произнося заготовленные монологи для самой «истории»».

Весьма показателен в этом плане Санкт-Петербург. По меньшей мере, первые полтора века своей истории Санкт-Петербург создавался как имитация западноевропейского города, имея мало что общего с ним как по социально-пространственной структуре, так и по символике образного строя.

Здесь же знаменателен и факт появления светских наук и искусства, занимающихся исследованием всего мира. В центре их рационального и нерационального внимания оказывается человек в своих ролях гражданина и носителя идеи «общего блага». К этому периоду относится создание и светских профессиональных школ, и введение упрощенного гражданского шрифта, и появление типографий и первой русской газеты «Ведомости», и открытие общедоступного музея и первого театра, которые имели своим истоком и науку, и балаган средних веков с его зрелищностью.

Российское общество периода начала вестернизации рождается и развивается как гетерогенное на соединении:

  • Как минимум, 3 исторических и этнографических областей
  • Нескольких видов хозяйствования
  • Нескольких образов жизни и ценностных культурных систем

Оно изначально развивается преимущественно как общность политическая, причём даже его религиозная составляющая относится к главному инструментарию именно государственного строительства. Страна строится будто бы исключительно вокруг своей армии (вспомните градостроительные цели создателя Петербурга), когда вооруженные силы определяют и всю направленность политических устремлений государства. Общества отличала и специфика пограничного нахождения порога нескольких суперцивилизаций, а именно:

  • Европы – христианство
  • Азии – кочевой, а затем и исламской

Общество России формируется, так или иначе, в большей части из людей, имеющих отношение к политической (читай, военной) жизни, при этом основное население остается будто бы за границей этого общества и за чертой его истории. Сама же история реализуется лишь в столице, что и служит пояснением резкому контрасту между провинцией и центром, который был  разительным и более значительным, нежели в Европе.

Все это обуславливало как специфическую по сути, так и постоянную по времени неустойчивость общественной системы государства и слабость его социальных структур.

Тем временем сама западная цивилизация, которая была навязана нашей стране Петром I (по словам А.Тойнби) имела преимущественно характер внешнего и строго временного лоска, когда в основе своей Россия, тем не менее, оставалась византийской по сути. В период вестернизации России уже два раза приходилось отстаивать свою сущность, т.е.  всякий раз, когда её облачали в западную идеологию, ей приходилось перекраивать и приспосабливать все это к служению своим русским целям.

Россия становилась мировой державой и важнейшим фактором мировой политики. Это состояние, в сущности, не утеряно и в дальнейшем, однако на первое место по значимости вышли не внешние, «парадные», а внутренние задачи жизни страны. Одной из таких проблем стала судьба «интеллигенции», «уникального» русского социального слоя, кардинально отличающегося от «белых воротничков», «интеллектуалов» Запада.

Уникальность русской интеллигенции в том, что она первой появилась на свет из гомологичного ряда социальных групп (как указал Г. Померанц). Интеллигенция — это вненародный, не связанный с традиционной культурой слой, возникающий в стране в результате вестернизации.

Русская интеллигенция долгое время была уникальным явлением, не сознавая этого, а когда начались разговоры об ее уникальности, уже народились китайская, малайская, филиппинская, индонезийская и прочие виды интеллигенции.

При этом сама граница раздела интеллигенции и народа становилась тем резче, чем дальше находилась страна от Запада, чем сильнее были предстоящие ей преобразования в процессах перекраски ее под западные стиль и  образ жизни.

Для характеристики вестернизации России отмечают следующее: при развитии технологий по западному лекалу, тем не менее, сохраняются и общая политическая направленность страны (задачи и цели), и формы её реализации, идущие еще от самого Петра. А непосредственно специфика российской цивилизации, что объединяет восточные и западные элементы культур, складывается исторически, а еще —  по мнению А.Аузана,  исходя  из «теории колеи». (Это расшифровывается как зависимость от траектории предшествующего развития). Иными словами, эта “past dependency problem”  — последующая определенность движение страны по этой траектории  — есть результат случайного выбора, который затем закрепляется:

  • специальными интересами
  • традициями,
  • возникшими обстоятельствами
  • правилами
  • ценностными различиями и проч.

Разумеется, в нынешней России проблема и процесс вестернизации затрагивает особенно молодежь. Сюда относят  её увлечения, прежде всего, масскультурой  и модой. Однако, по мнению акад. А.Я.Флиера, эти увлечения обуславливаются большей частью потребностями этой возрастной группы в самоидентификации по отношению к старшим группам, а на сами глубинные установки ценностей они не влияют сколь-нибудь серьёзно.

 Резюмировать вышесказанное можно следующим образом — проникновение в жизнь России западной культуры (или ее вестернизация) имеет глубокую историческую ретроспективу. Однако внедрение этих образцов культуры и образа жизни здесь неизбежно и специфически контактировало с российским традиционализмом.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость - поделитесь

Запись опубликована в рубрике История культуры с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий