Литературно-критическая деятельность Аполлона Григорьева

Аполлон Александрович Григорьев (1820–1864) являлся одним из главных критиков журнала «Москвитянин».

Григорьев о Гоголе и Островском

В своих работах по литературе критик предпринимал попытки объединить представление об её исторической обусловленности, беспристрастном воспроизведении действительности с необходимостью отображать в ней непреходящие идеалы нравственности.

В трудах «Русская литература в 1851 году» (1852) и «Русская изящная литература в 1852 году» (1853)

он противопоставляет Гоголю творчество Островского, в работах которого происходило объединение указанных идеалов.

А.Григорьев

Оценивая творчество Гоголя, Григорьев приходит к утверждению, что изображённые автором идеалы искусственны и прилагаются к реальной жизни лишь в силу субъективного желания писателя. С другой стороны, драматургия Островского подчинена истинному идеалу, а потому более прогрессивна в социально-этическом отношении.
Вместе с тем, работы Гоголя Григорьев оценивал выше, чем труды представителей «натуральной школы», которая лишь копирует частности жизни и не способна отличить случайные явления от «необходимых». Работы Островского критик считал наиболее удовлетворяющими запросы «народности» в литературе, поскольку главным выразителем народного сознания для Григорьева было купечество, которое, в отличие от крестьян, имело возможность свободно развиваться.

Концепция «органической критики»
Сменив несколько журналов и не найдя там постоянной поддержки, Григорьев в 1850-е становится сотрудником издания «Время». Именно тогда окончательно оформляется его концепция так называемой «органической критики».

«Органические» и «деланные» произведения
В работе «Критический взгляд на основы, значение и приёмы современной критики искусства» (1857) А.Григорьев делит литературные произведения на:

  • «органические» (обусловленные самой жизнью)
  • и «деланные» (созданные в результате сознательных писательских усилий и восходящие к уже сформированной художественной модели).

По его мнению, цель критики – возведение «деланных» произведений к первоисточнику, оценка «органических» согласно художественному восприятию критика и поиск сочетания историчности и идеальности в литературе.

Григорьев о недостатках «теоретической» критики

Григорьев отзывался о «чистой» эстетической критике скептически, поскольку та была занята, по его мнению, лишь «протоколированием» художественных приёмов и рассуждала «вне контекста», но, однако, критиковал и метод историзма, который брал за основу только сиюминутную истину, пренебрегая принципом её относительности. Он отвергал любую «теоретическую» критику, поскольку та противоречила главному «органическому» принципу – естественности. Этим подходам критик противопоставил «историческое чувство» в противоположность «историческому воззрению» и «мысль сердечную» как альтернативу «мысли головной».

Взаимоотношение нравственности и искусства

В работе «Искусство и нравственность» (1861) Григорьев снова настаивал на рассмотрении этических категорий лишь в исторической проекции. В данной статье критик приходит к смелому умозаключению:

искусство имеет право нарушать нравственные устои своего времени. Будучи результатом деятельности творческих сил, искусство не может подчиняться никаким условным категориям, в том числе и нравственности, более того, в рамках последней искусство нельзя ни измерять, ни судить.

По утверждению Григорьева, именно искусство должно определять нравственность, а не наоборот.

О связи литературы и народности

В качестве одного из основных критериев «органичности» литературы Григорьев указывал то, насколько она соответствует народному духу. В этой связи Григорьев отмечал колоссальный талант А. Пушкина, которому удалось создать и бунтарский образ Алеко, и образ подлинно русского Белкина.

Подобная творческая универсальность и стала причиной знаменитого григорьевского восклицания «Пушкин наше всё».

Не менее глубокому постижению, по мнению Григорьева, феномен русской жизни подверг Островский. В труде «После «Грозы» Островского» (1860) критик решительно отвергает тезис Добролюбова об обличительной специфике работ драматурга и развивает идеи Достоевского о том, что основные задачи отечественной литературы обусловлены проблемами народности.
Именно идеологическая близость с Достоевским и стала причиной его активного сотрудничества с журналом «Время», на страницах которого критик занимался разработкой проблемы взаимного влияния литературы и народности («Народность и литература» (1861)) и вопроса об отношениях личности с социумом («Тарас Шевченко» (1861)).

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость - поделитесь

Запись опубликована в рубрике Русская критика с метками , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий