Русская философия — особенности и проблемы

Русская философия бесспорно стала неотъемлемой частью мировой философской мысли, однако:

  • чем была (и стала) она для европейской науки,
  • в чем ее своеобразие
  • и каковы ее особенности?

Может быть, все труды, эссе и статьи наших мыслителей – не более чем попытка адаптировать мысли великих европейцев под убогую отечественную действительность? И кем, по выражению Герцена, стали русские философы: болью, предупреждающей об опасности, или врачами, которые если не излечили, то хотя бы верно поставили диагноз?

Идеальное общество как проблема русской философии

К вечным вопросам

— кто мы? куда идем? что есть наш мир?

– русская философская мысль добавила еще один, не вполне корректно звучащий для европейца, но принципиальный для нас:

в чем сила, брат?

И ответила на него так же, как и известный герой — сила в правде.

В этом почти сошлись даже непримиримые противники: Чаадаев утверждал, что любовь к истине важнее любви к Отечеству, а Достоевский — что правда выше России.

 

Для практичного немца подобные утверждения не только кощунственны, но и нелепы, ибо правда может быть лишь чем-то полезным, не более. Для отечественных же мыслителей «царство правды» стало некой Землей обетованной, но можно ли придти в него и каким путем?

 «Русский путь» и «русская идея» 

О своеобразии России и особом призвании ее народа впервые заговорил Петр Чаадаев в «Философических письмах», и ему ответили западники и славянофилы, представители двух непримиримых философских направлений.

 

Первые, приверженцы позитивизма и рационализма, у которых было «две родины – Русь и Европа», утверждали, что никакого «русского пути» нет, а в «царство истины» нужно следовать проторенным общеевропейским. Славянофилы же, настаивающие на особенности и самобытности российской истории, культуры, ментальности, замечали, что повторять ошибки запада ни к чему и выделяли Россию в особую категорию.

Понятие «русская идея» как ответ и тем и другим впервые законченно сформулировал почвенник Достоевский в «Дневниках писателя».

Он определил его как идею православного «всеслужения» человечеству, нарек русский народ народом-богоносцем и противопоставил европейский социализм и анархизм российскому православию и патриотизму. «Русской идеей» пронизан последний роман Достоевского «Братья Карамазовы», в котором близкие писателю взгляды выражает его любимый герой – Алеша Карамазов. Поэтому неудивительно, что, высоко оценивая Федора Михайловича как писателя и психолога и считая его предтечей экзистенциализма, западные мыслители отвергают его идеологию.

Антропоцентризм как особенность русской философии

Однако нашу философскую мысль всегда интересовали не только проблемы развития общества в целом, но и проблемы человека, его устремлений, поиска смысла жизни. В романах Достоевского, Толстого, Чернышевского центральное внимание уделялось исканиям героев, их духовному возрождению и развитию.

Антропоцентрист Соловьев, развивший понятие «русская идея», считал человека вершиной божественного творения и верил в его возрождение благодаря «истине во Христе». Экзистенциалист Бердяев, напротив, говорил о противоречивости и загадочности русской души, объясняя это конфликтом в ней рационального и иррационального, востока и запада. В ней же (душе) он видел корни русского коммунизма.

Религиозность как черта философии

Еще одна характерная особенность русской философии и ее существенное отличие от западной — некая особая «религиозность».

Отечественные мыслители попытались соединить идеи христианства с философскими идеями, чтобы получить универсальную формулу, с помощью которой можно было бы дать ответ на вечно актуальный вопрос: как жить дальше? Каким принципам следовать, чтобы приблизить «царство истины»?

Славянофилы и почвенники видели в православной вере особенность русского народа и не сомневались, что все, что препятствует православию, препятствует и народному благоденствию. В отличие от них Герцен, Бакунин, а также революционеры-демократы видели в религии «узду для народа». Позже в ХХ веке религиозные философы мечтали, что когда-нибудь появится идея, которая сможет объединить церковь, народ и интеллигенцию (применительно к сегодняшнему дню можно было бы сказать — элиту). Религиозную окраску приобрел даже атеизм: он превратился в «религию отрицания», религию без Бога.

Социальная справедливость, отношение к власти и государству как проблема

Русский философ, в отличие от своего западного коллеги, всегда был проповедником, а его идеи часто становились руководством к действию. Свое отношения к власти, к государству не скрывала ни одна из философских школ.

И если славянофилы принимали официальную формулу «православие-самодержавие-народность», то революционер-демократ Чернышевский вполне определил свое отношение к государству и современной ему России в известном романе «Что делать?». Его последователь Ткачев создал свою теорию революции, решающим фактором в которой должна стать воля «активного меньшинства». Против создания такого общества и такого государства, а главное, пути, выбранного Ткачевым и Чернышевским, выступил Достоевский с романом «Бесы».

Предлагаем нашу презентацию по теме:

В ХХ веке о проблемах отношения к власти и государству размышляли Мережковский, Бердяев, Ильин, Сорокин, чьи работы стали весомым вкладом в мировую философскую мысль.

Таким образом, учитывая особенности русской философии, ее отличительные черты и глубину проблем, поднимаемых отечественными мыслителями, можно уверенно сказать, что российская философская мысль стала весьма самобытной и необыкновенно интересной составляющей европейской философской науки.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость - поделитесь

Запись опубликована в рубрике Русская философия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 комментариев: Русская философия — особенности и проблемы