Кружок Н.Станкевича: литература плюс философия

После распада «Общества любомудрия» в России начали возникать новые литературно-философские кружки, продолжавшие традиции вольной мысли, заложенные Веневитиновым и Одоевском. Два из них – кружки Станкевича–Белинского и Герцена–Огарёва – сформировались в 1831 г.

Николай Станкевич — «Великий неудачник»

Основатель первого общества, Н.В.Станкевич, вошел в историю русской культуры как второстепенный поэт, посредственный драматург, выдающийся мастер переписки и духовный воспитатель русской литературы и критики середины XIX века. Имя его широко известно в наши дни. Одна из центральных московских улиц, бывший Большой Чернышёвский переулок, с 1922 г. называлась улицей Станкевича – вплоть до очередного ее переименования в 1993 г. в Вознесенский переулок.
Станкевич печатался как литератор с юных лет. Он активно публиковал статьи, стихи, написал большую трагедию «Василий Шуйский». Многие его произведения были изданы анонимно, и об их авторстве до сих пор спорят. Сам автор не был доволен своим творчеством: он регулярно скупал и уничтожал экземпляры своих публикаций. Станкевич самокритично утверждал, что он не имеет притязаний на титул поэта.
Прожил он мало – неполных 27 лет – и оставил в количественном отношении весьма небольшое литературное наследие.
Но в истории русской культуры имя Станкевича осталось навсегда. Он нашел свое истинное предназначение в руководстве литературно-философским кружком при Московском университете, в рамках которого сформировались многие значимые деятели литературы и критики XIX века.
Станкевич был глубоко предан философии. Как философ он оценивал произведения литературы, искусства, истории. У него был талант учителя мысли и советчика, помогающего молодым талантливым людям найти свой путь.
Станкевич был идеальным руководителем дискуссий. Он умел направлять спор в таком русле, чтобы при анализе той или иной проблемы спорщики не ожесточались друг против друга. Его нравственный авторитет был примером для членов кружка, а огромная начитанность и такт позволяли вести беседу на высоком интеллектуальном уровне, ставить и решать важные вопросы русской культуры.

Блистательная плеяда

В 1833 г. в кружок Станкевича вступил В. Г.Белинский. В отличие от большинства участников, он не был студентом Московского университета – в 1832 г. его отчислили за левые взгляды. Кружок позволил ему восполнить недостатки своего образования и развить умение критически мыслить. Именно в кружке Станкевича состоялся его литературный дебют – серия статей под общим заголовком «Литературные мечтания», опубликованные в 1834 г. в газете «Молва».
Высоко оценивал кружок Станкевича представитель старшего поколения русских мыслителей – В.Ф.Одоевский. Он считал общество одной из «высших философских организаций», какие он видел в жизни.
В 1835 г. в кружке Станкевича начал появляться М.А.Бакунин. Бывший артиллерийский офицер, отказавшийся от военной службы, он решил посвятить себя литературе и философии. В течение недолгого времени он стал одним из лидеров общества. Его интеллект оценивался в кружке высочайшим образом.
Один из будущих лидеров российской консервативной мысли, Н.Катков – тогда еще студент Московского университета – был одним из любимых учеников Станкевича, ценившего его литературный дар. И после окончания учебы он регулярно появлялся на собраниях общества.
В.П.Боткин, будучи сыном купца, невольно вынужденным заниматься коммерцией, находил опору своему стремлению к образованию в кружке Станкевича. Прекратить занятия чайной торговлей он смог только после смерти отца.
Творческий дебют К.С.Аксакова – будущего лидера славянофилов – произошел у Станкевича. Будучи первокурсником Московского университета, он практически каждый вечер проводил на собраниях кружка.
Выдающийся историк Т.Н.Грановский, посещая встречи общества Станкевича, оставлял занятия историей для философии и поэзии. Это помогло ему разработать свое, вольно-философское восприятие истории и овладеть литературным слогом. Без занятий в кружке его успех в исторической науке был бы не так велик.
Многие другие участники кружка оставили значимый след в литературе, филологии, истории, философии, общественной жизни России.

Распад общества

В 1837 г. Станкевич, заболев чахоткой, уехал в Германию лечиться. Но кружок продолжал работать. Место лидера общества занял В.Г.Белинский.
«Неистовый Виссарион» не уступал своему предшественнику в энергичности и умении управлять дискуссиями. Кружок развивался и рос. Участники его появлялись в Москве и Петербурге, куда Белинский переехал в 1839 г. Там он устроился на работу в журнал «Отечественные записки», ставший трибуной для лидеров и участников кружка. С московскими друзьями также поддерживалось общение – по почте и в частных поездках.
Еще одна ячейка кружка возникла за границей, там, где лечился Станкевич. К нему был командирован Грановский. Предполагалось, что, излечившись и получив образование в Европе, лидер общества вернется на родину. Судьба не позволила этому произойти – Станкевич умер в 1840 г. После его смерти члены кружка продолжали свою культурную деятельность как самостоятельные фигуры.

Учение и значение кружка Станкевича

Кружок Станкевича сначала пытался развивать и продолжать учение «Общества любомудрия», но постепенно вышел на собственный путь. Так, на смену Шеллингу – любимому философу любомудров – пришел сначала И.Кант, а затем Г.Ф.Гегель.
Гегелевская диалектика истории привела учеников Станкевича к поискам смысла российской истории. Сама философия истории как научная дисциплина возникла в России первоначально в рамках этого кружка. Так, в своем дебютном произведении – «Литературных мечтаниях» – Белинский выступил как сторонник гегелевской абсолютной идеи. Крупнейший историк-западник Т.Н.Грановский и интеллектуальный лидер славянофилов К.С.Аксаков оба ссылались в своих исторических и культурологических рассуждениях на гегелевские философские построения, донесенные до них Станкевичем. Интерес к учению кружка проявляли И.С.Тургенев и Л.Н.Толстой, лично в кружке не состоявший. Такой исторический роман, как «Война и мир», с его философскими отступлениями, возможно,  вряд ли мог быть написан без опыта полемики и развития мыслей первых русских философов истории.

Общество Станкевича дало возможность семенам классической германской философии пасть на благодатную почву русской литературы и принести богатые плоды.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость - поделитесь

Запись опубликована в рубрике Русская литература с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий