Литература Древней Руси и христианская традиция

Книжное слово приходит на Древнюю Русь вместе с христианством.

До того времени все предания существовали исключительно в устной форме – они не были записаны и передавались от одного лица к другому.

Христианское слово, напротив, уже было оформлено в книгу – Евангелие. Для знакомства с этим Словом и нужны были книги. Поначалу их просто привозили. (Греция, Византия, Болгария).  В основном «удобными» для прочтения были болгарские источники, так как в них использовался славянский алфавит. Первый такой перевод сделал монах Кирилл, затем совместно с братом Мефодием им были переведены и прочие богослужебные тексты.

В период принятия новой веры на Руси книг было чрезвычайно мало, писаны они были на латыни, греческом. Само переписывание книги было очень долгим процессом, к тому же и сложным. Такие книги даже не переписывались, а перерисовывались (это называлось «писать уставом» и  означало вырисовывать каждую букву, причем отдельно от прочих. Привычное для нас слитное письмо возникает только в 15 веке).

Поэтому и самая древняя книга того времени, что дошла до нынешнего поколения – это, конечно же, Евангелие. По имени заказавшего ее перевод новгородского посадника в 11 веке её именуют Остромирово Евангелие.

Среди жанров религиозной традиции, читаемых в то время книг на Руси, были:

  • Тексты отцов церкви или святоотеческая литература

где пояснялась догматика, основы веры, а также присутствовало наставление людей.

  • Жития – или агиография

Рассказы о реально живших людях, получивших за свой мирской подвиг статус святого. Писались такие книги уже после смерти святого или святой, когда их святость была подтверждена церковью. Одними из самых первых примеров житийственной литературы, знакомыми в Древней Руси народу, были тексты об Алексие Человеке Божьем, об Антонии Великом, о святой Ирине и т.д.

  • Апокрифы (потаенный – греч.)

Это тексты, которые не были включены в Библейский канон, так как не имели подтверждения своей точности.

Меж тем уже в 11 веке начинает возникать и оригинальная литература Руси, написанная в христианской традиции. Преимущественно эти сочинения не имели точной жанровой аналогии с переводными книгами, они не были богослужебными, но представляли собой национальное переосмысление и понимание Евангелия в современных им художественных образах. Напр., таковыми можно назвать:

«Слово об полку Игореве», «Поучения Мономаха», «Моление Даниила Заточника» и др.

Древнерусская летопись и христианская традиция

Древнерусская летопись стала самым первым в ряду национальных оригинальных жанров, появившихся в 11 веке. Закончилась же практика таких летописаний в нашей литературе только в 17 веке, т.е., в целом, просуществовав около 6 столетий.  Конечно, с первого взгляда эти летописи схожи с византийскими хрониками, они так же состоят из прошлых исторических повествований и описания современных им событий.

Назовемся несколько характерных черт древнерусских летописей:

  • Располагаются события по годам

Но для автора в таком форматировании важна именно последовательность, а не фактическая продолжительность событий.

  • Изложение ведется от отдаленного прошлого

В летописях непременно повторяются события прошлого перед изложением текущего описания. Здесь можно акцентировать связь жанра с христианской традицией изложения. Летописцы были преимущественно монахами, значит, и взгляд их на историю был христианским. Это подразумевало свое понимание времени, когда современные события были обязательно содержательно связаны с прошлыми, являлись их итогом и, в свою очередь, причинами будущих времен. Так понимались законы истории.

Рассказывал же летописец о таком прошлом, переписывая прошлые летописи, выбирая, сокращая или расширяя те или иные сведения по своему усмотрению. Такой выбор, разумеется,  отражал и  его собственную оценку, взгляд и понимание. В числе крупнейших древнерусских летописей —  «Повесть временных лет».

  • Многообразие жанров

Сюжетно и тематически этот текст чрезвычайно разнообразен. Там ведется речь не только о существенных событиях истории, в «Повести» встречаются рассказы о волхвах, скоморохах, праздниках, деловых договорах, военные повествования, языческие предания и т.д.

  • Постоянное обращение к Богу

Молитва к Создателю встречается в летописи регулярно, словом Божьим автор словно проверяет излагаемые им события.

  • Связь событий с сюжетами библейской истории

В текстах летописцы стараются обнаружить связь с этими событиями, провести параллели с ними, видя во всем происходящем и волю Бога, и его замысел.

Все эти особенности «позволяют» летописцу, по словам Д.С.Лихачева, разглядеть события с высоты их «вечного» смысла. Ученый подчеркивает, что в летописях очевидное отсутствие реальных пояснений, установления причин, выяснение мотивов – как раз и служит этому – выделению высшей предопределенности событий.

 

Житие святых и христианская традиция

Житийственная литература повествует о людях, достигших христианского идеала – святость. Причем, ее герои – обычные люди, значит, этот идеал достижим всяким.

Первым таким текстом в древнерусской литературе было житие Антония Печерского, он не сохранился. Дальше следовало житие князей Глеба и Бориса, изложенное в одноименном «Сказании».

Однако этот текст во многом явился «нарушением» установленных традиций этого жанра. В «Сказании» отсутствовали описания детства героев, их пути, испытания. Читателю предоставлено только главное событие – выбор братьев, когда они должны были решить для себя вопрос приятия или нарушения заповеди.

Еще одно известное житие – это описание жизни Сергия Радонежского, появившееся в начале 15 века. Данный текст, в отличие от приводимого выше в пример «Сказания», более обширен и повествует и о событиях жизни святого, и о чудесах, им творимых.

Интересно, что традиции житийственного канона оказались самыми «жизнеспособными» среди всех жанров древнерусской литературы. Более того, вместе с церковным каноном жития с Нового времени развивается и светская традиция «житийственного» письма.

Например, текст жития, писанный протопопом Аввакумом в  17 веке. От религиозного канона это житие берет форму и структуру данного жанра, соединяя при этом и героя, и автора в одном лице.

В этом тексте есть еще важнейшая черта – его герой в конце жития сталкивается с трагическим конфликтом, не принимая мир. Если церковный житийственный канон не знает трагического героя, так как его святые в конце жизни достигают гармонии, смирения, то светская традиция выводит своего «антигероя» жития. Можно заметить, что «Житие протопопа Аввакума»  — первое такое произведение в новой традиции, которая затем найдет дальнейшее воплощение в текстах великих русских писателей.

Как пример, повесть «Шинель». Герой Гоголя своим «смирением» очень похож на героя житийственной традиции. Его ужасная жизнь не вызывает в нем ни ропота, ни бунта, а внешне он и вовсе мог сойти за юродивого. Однако жизнь Башмачкина меняется с самой идеи о новой шинели. Она поселяется в его голове, занимая там все. Он шьет себе шинель и резко меняет всю жизнь. Герой становится антигероем. А дальше его новый идол пропадает, а с ним и новый смысл жизнь героя.

Можно подытожить.

Святой из канонического жития описывается схематично и даже упрощенно. Автор не задается целью рассказывать о его внутренних переживаниях и борьбе. Это лик. Как икона.

Герой «светского жития» — напротив, создается как художественный образ, как часть личности писателя, как отражение его взглядов. Это лицо. Как портрет или описание с натуры.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость - поделитесь

Запись опубликована в рубрике Православный уголок с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий