Русский авангард в архитектуре

Изменение облика мира и формирование новой парадигмы социально-культурного развития России 20-х годов 20 века привели к новым веяниям во всех областях человеческой жизни. Кардинальная реструктуризация идейных принципов, на которых зиждилось общество, потребовала перерождения художественной мысли. Откликом на вызов нового времени стало выделение на фоне других фигур Малевича и Татлина, сформировавших основные принципы авангардистского искусства. Супрематизм Малевича, обнажающий тяготение к простым геометрическим конструкциям и цветовой раскованности, и контррельефы Татлина, отразившие конструктивную возможность совмещения сразу нескольких материалов (стекло, металл, дерево) в одном продукте, стали катализаторами трансформации языка архитектуры, в недрах которой зарождался новый стиль – авангард.

Идеология течения: черты и принципы

Плодотворной средой, в условиях которой стали вызревать стремления выйти за пределы традиционного мышления и привычного пространства, стала еще русская архитектура начала 20 века. Деятели-новаторы той поры — Кузнецов, Лолейт, Шухов – в своих творениях во многом предвосхитили последующие достижения. Башня радиостанции имени Коминтерна Владимира Шухова по праву считается одним из первых сооружений в стиле авангард и выразительным индикатором наступления эпохи экспериментов и художественного нигилизма, оповестившим, что во главу угла встала архитектура модерна.
В дальнейшем оформившиеся идеи социального равенства, обобществления быта, изменение индустриальных канонов потребовали более глубокого и тщательного пересмотра действующих архитектурных постулатов.

На первое место вышли три основных принципа:

  • целесообразность и практичность сооружений. Возводимые постройки должны были служить утилитарным целям, организовывать жизнь людей в соответствии с их потребностями, создавать комфортные условия для труда и быта.
  • обнажение истинной формы архитектурной оболочки. Рисунок внутреннего пространства задавал функциональный и эстетический образ экстерьера.
  • аскетичность конструкций и природная естественность материалов. Принцип «искусство ради искусства» был уже неактуален. Художественный и утилитарный смысл выражался в создании «чистой» композиции, лишенной атрибутивной завуалированности.

Основными чертами авангарда в архитектуре были:

  • строгость и лаконичность форм,
  • простота и логичность внешнего облика.

Идейные протагонисты активно экспериментировали с материалами: открывались новые горизонты в использовании кафельной плитки, металлической сетки, стекла и дерева. Формировалось понимание роли архитектора как организатора и созидателя, а не декоратора окружающей среды. Происходило переосмысление традиционного инструментария: пространство (а не вещество) стало восприниматься как поле для творчества. На первый план вышли не индивидуальные потребности, а общественные (в центре внимания – массы), что нашло отражение в характерных для той поры постройках: фабрики-кухни, рабочие клубы, дома – коммуны.

Направления и действующие лица русского авангарда в архитектуре

Внушительный базис идейных накоплений и поиск новых способов самовыражения привели к выделению в середине 20-х годов двух самостоятельных направлений под эгидой авангардизма, получивших название конструктивизм и рационализм.

Принципиальным отличием между этими течениями стало отношение к вопросу восприятия архитектуры человеком:

  • Конструктивизм пропагандировал функциональный метод как сумму множества факторов (социальных, технических), детерминирующих процесс создания сооружения, но не уделял внимания психофизическим законам.
  • Рационалисты ратовали за необходимость анализа личностных особенностей восприятия архитектурных построек.

В дальнейшем представители данных направлений образовали два творческих объединения: ОСА и АСНОВА.
ОСА (Объединение современных архитекторов) – детище конструктивистов, появившееся в 1925 г. У истоков создания стояли братья Веснины и Моисей Гинзбург.

Конструктивизм в архитектуре

Концептуально конструктивизм в архитектуре исходил из стремления преобразовать внешнюю среду, подчинить имеющиеся средства и материалы решению прикладных задач. Выразительность конструкции заключалась не в декоративном оформлении, а в динамичном сочетании вертикальных и горизонтальных линий, цветовой и пространственной свободе плана возводимого сооружения. Конструктивисты мыслили категориями эргономичности и целесообразности. Создаваемые ими проекты представляли собой функционально слаженные механизмы, призванные организовать производственно-бытовые процессы. Идейные принципы конструктивизма особенно явно проявились во время презентации конкурсных проектов здания Дворца труда в Москве. Вариант, предложенный братьями Весниными, получил особое признание за прогрессивное архитектурное видение а области стиля, структуры и технических особенностей. К 30-му году 20 века конструктивизм вступил в зрелую фазу развития. Специалисты стали опираться на методы научного анализа и пропагандировать идеи, согласно которым форма архитектурного организма должна соответствовать реализуемой им функции. Дворец культуры ЗИЛа и общежитие-коммуна Текстильного института – яркие образчики функционального подхода конструктивистов. Этот период также характеризуется заимствованием принципов Ле Корбюзье, среди которых — отсутствие ограничений в разработке деталей внутреннего и внешнего пространства, использование железобетонных столбов-опор и возведение плоской крыши-террасы.
Архитектурный язык конструктивистов нашел отражение и в печатной форме: с 1926 по 1930 год ими издавался журнал «СА» («Современная архитектура»).

Рационализм в архитектуре

Во главе рационалистического направления стояли Владимир Кринский и Николай Ладовский. По их инициативе в 1923 году возникла Ассоциация новых архитекторов – АСНОВА.

Рационалисты выступали за аналитическое переосмысление наследия прошлого. Пространство и объем являлись основополагающими инструментами творческой работы. Исследовательская стратегия рационалистов выражалась в стремлении выявить особенности и закономерности психо-эмоционального восприятия архитектурной сооружения, в связи с чем многие сторонники данного веяния занимались преподаванием (Вхутемас, Гинхук) или были задействованы в градостроительной сфере. Ориентация на кабинетные исследования, а не на практику, привела к тому, что после рационалистов фактически не осталось реально воплощенных проектов. Исключение составил жилой комплекс, расположенный недалеко от Шуховской башни (Шаболовский район).
Особняком от этих двух направлений стоял Константин Мельников. Его понимание роли архитектуры, нестандартное отношение к объему и форме нашли отражение в знаменитом павильоне «Махорка», получившим повышенное внимание на Всероссийской сельско-хозяйственной выставке. Неформатный геометризм конструкции Мельникова (консольные свесы, отказ от линейной поверхности крыши в пользу односкатной, внешняя, ничем не декорированная, винтовая лестница и открытые пространства фасада для рекламы) подняли совершенно новый пласт в архитектуре России 1920-1930 гг и положили начало другим новаторским проектам архитектора: гаражи, клубы и дома культуры.
Научное наследие рационалистов (Лисицкого, Балихина, Ладовского), развитые ими и актуальные до сих пор психоаналитический и макетный методы; эксперименты конструктивистов в области работы с пространством и цветом (Леонидов, Николаев. Братья Веснины), персональные достижения архитекторов-неформалов (Мельников, Голосов) стали показателем того, что архитектура России 1910-1930 гг. взрастила поколение людей, способных совершить конструктивный прорыв из традиционный архитектурной оболочки и тем самым оказать воздействие на мировые тенденции.

«Сотворчество» авангардистов с другими видами искусств

Авангардисты искали возможности для творческого поиска в различных областях искусства. Особенно явно такая тенденция проявилась в 1918-1924 годы. Это время характеризовалось открытостью профессиональных границ: скульпторы, архитекторы, художники, театралы тесно взаимодействовали друг с другом:

  • Александр Веснин создавал оформительские декорации для спектаклей,
  • Эль Лисицкий проектировал горизонтальные небоскребы для Москвы,
  • конструктивист Александр Родченко достиг значительных успехов в области фотомонтажа,
  • а Николай Ладовский занимался вопросами скульптурно — архитектурного синтеза.

Целью такого сотрудничества было формирование универсальной художественной среды, пронизывающей и объединяющей все области искусства.

Успехи симбиоза различных жанров и сфер были продемонстрированы в 1923 году на Сельскохозяйственной выставке в Москве. Представленные проекты являлись отражением первых опытов гармоничного сочетания архитектуры, скульптуры и монументальной живописи.
Но уже во второй половине 1920-х гг. скульптура выпадает из сферы архитектурных интересов, а живописи отводится место служебного инструмента оформления стен в общественных заведениях. Возрастает роль промышленного дизайна и колористики. Точкой соприкосновения архитекторов и художников выступают вопросы проектирования предметов мебели и оформления интерьеров. Разработкой оригинальной мебели, в частности, занимался Александр Родченко.

Итоги и наследие архитектурного авангарда

Творческое преломление достижений различных областей искусства, и, самое главное, уникальные методы работы с объемно-пространственными категориями и материалами создали неповторимый облик российского авангарда 20-х гг, повлиявший на формирование стиля работы таких признанных мастеров современности как Заха Хадид, Стивен Холл, Тадао Андо. Но золотая пора самого направления длилась недолго. Распределение призов за проект Дворца советов дало понять, что методы конструктивистов и рационалистов потеряли свою целесообразность в глазах политических лидеров. К середине 30-х гг. наметился возврат к канонам классицизма в архитектуре: возросла значимость декора и величественной трафаретности внешнего облика зданий.

Зародился постконструктивизм, продуктивно использующий авангардистские приемы работы с объемом, формой и цветом под внешней оболочкой неоклассики. Ситуация изменилась в середине 20 века.

Архитектура уже советского авангарда 60-70 гг. представляла собой уникальный симбиоз богатого наследия 20-30 гг. с новыми идеями и техническими разработками. Зодчие стремились соединить лаконизм форм с функционально-эстетическими элементами. Именно в это время искусствовед Селим Хан – Магомедов начал сбор документальной информации об архитектуре авангарда 20-х гг. Ценные интервью, схемы, чертежи и наброски находятся в сохранности в архивах, чего нельзя сказать о памятниках архитектуры модерна. Реформаторские настроения нынешнего времени, в своей безудержности и неумеренности, практически не оставляют шансов на сохранение архитектурного наследия предыдущих лет.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость - поделитесь

Запись опубликована в рубрике История культуры с метками , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий