«Фантастический чародей» Дмитрий Быков

Дмитрий Быков – человек особенный. В наше время не так много писателей, которые приходят в литературу из журналистики – скорее, наоборот – каждый сколько-нибудь значимый писатель рано или поздно начинает подвизаться и на ниве средств массовой информации. С Быковым же наоборот – журналист сумел не только органично влиться в современную литературу, причем,  совершенно различных жанров, но и получить порядочное количество престижных русских литературных премий, заняв тем самым прочное место среди значимых писателей современности.

Быков – именно тот автор, в контексте которого полностью оправдана формула творчества «ни дня без строчки». Первая его крупная работа пришлась на начало нулевых. В 2001 году увидел свет его роман «Оправдание», положивший начало «О-трилогии». «Оправдание» написано в жанре альтернативной истории. Парадоксальное мышление автора в полной мере проникает в роман.

Метафизические объяснения сталинского террора, вкладываемые автором в уста героев, звучат порой смешно и сентиментально, но чаще – страшно. Убежденный антисталинист,  Быков пишет книгу, которую взахлеб читают все – и противники, и поклонники «великого вождя».

Д.Быков

Д.Быков

Следующий роман «О-трилогии» — «Орфография». Быков называет ее «оперой в трех действиях». Автор продолжает работать на исторической ниве, оказавшейся столь для него урожайной:

за основу «Орфографии» взято событие, о котором, казалось бы, совершенно невозможно написать художественное произведение – реформа русской орфографии 1918 года.

Роман, действие которого разворачивается в Петербурге, полон двух греющих душу любого русского патриота тем – любви и революции. Восторженно встреченный критикой, роман получился все же более слабым и недоработанным, чем дебют автора в крупной прозе. Главные темы романа сквозят от начала до конца произведения какой-то фоновой, серой нитью – как ни пытается Быков вытянуть их повыше, на первый план, они погрязают в быту, писательских склоках, шатаниях и прочих необязательных моментах. Впрочем, главный герой романа неоднократно заявляет, что больше всего ему нравятся именно те вещи, без которых можно обойтись. В качестве литературного приема «необязательность» большей части романа вполне достойна, однако читается он хуже, чем «Оправдание». Тем не менее, в 2003-2004 годах произведение получает премию братьев Стругацких и фантастическую награду «Мраморный фавн».

В 2005 году выходит «Эвакуатор». Роман, написанный Быковым за два месяца, попадает в шорт «Нацбеста», получает «Бронзовую Улитку», премию братьев Стругацких и премию «Полдень». Быков становится авторитетным фантастом – чему сам он, собственно, рад, ибо часто признается, что почитает фантастику за лучшую литературу. Однако скорость, с которой писался «Эвакуатор», сказывается достаточно сильно на литературном качестве текста. Следы быстрого написания в «Эвакуаторе» сплошь и рядом, немалое количество «ляпов» и «мусора», языковая небрежность зачастую отвлекают профессионального читателя от сути.

Эвакуатор» — роман об определенном человеке в ситуации катастрофы.

Как заявляет писатель в одном из интервью, литература в настоящее время вернулась к своей главной, по Быкову, задаче – она

«стала помогать разбираться в текущем дне».

Тема, к которой обращается Быков в «Эвакуаторе», как нельзя более современна и актуальна – терроризм. О нем стараются не писать, а если пишут – то изображая катастрофы как фактор влияния на судьбу персонажей, ведя повествование о сломанной жизни, психологических травмах и прочих сопутствующих большой жизненной трагедии моментах. Быков же идет совершенно другим путем, он превращает терроризм в сюжет, фактически повествуя о том, как можно с ним сосуществовать. Автор «Эвакуатора» сумбурно, с некоторой паникой перебирает все ранее звучавшие в литературе варианты спасения от гибели и, убеждаясь, что ни один из них сейчас не актуален, предлагает свой вариант, пусть во многом фантастический, но не лишенный смысла.

Быков в «Эвакуаторе» ближе все-таки не к научной фантастике, традиционно утопичной или антиутопичной, а к появившемуся на стыке фэнтези и практической психологии феномену ролевых игр во всем их многообразии.

Именно мотив игры является важнейшим структурообразующим фактором романа.

Роман («поэма», по Быкову) «ЖД» (2006) – та самая «глыба», которая характеризует автора как уже зрелого писателя. «ЖД», в отличие от «Эвакуатора», писался долго и вдумчиво. Десять лет вынашивания идеи, шесть лет написания и несколько глобальных правок превратили «ЖД» в эпопею, действие которой  хоть и разворачивается в недалеком будущем, но осмысляет всю русскую историю, которой, по Быкову, толком еще и не было, которой только предстоит начаться.

Роман о двух национальных характерах, конфликт которых мешает появлению третьего, истинно русского, нарушает все законы литературной физики и перетекает в трактат и обратно с той истинно быковской легкостью, с которой ему вообще даются невероятные сюжеты.

Сложный для восприятия, но зато невероятно правдивый, «ЖД» трактуется каждым по-своему. Его невозможно воспринимать однозначно, и при прочтении вопросов к автору возникает все больше – а отвечать на них Быков не спешит, предоставляя это сделать читателю. Даже расшифровка аббревиатуры «ЖД» в романе не дается и у каждого становится своей.

«Остромов, или Ученик чародея», завершающий «О-трилогию» — красочная работа, расцвеченная большим количеством притч и пространных монологов, звучащих волшебно, иносказательно, метафорично – завязывается в виде плутовского романа с приговорочками остапбендеровского жулика, продолжается как комедия, разыгрываемая мошенником и жертвой, а заканчивается леденящим, прочищающим горло и вышибающим дух криком. Криком тех, кому в застенках палачи Ежова высверливают зубы. Атмосфера середины двадцатых годов схвачена мастерски, метафизично и усилена замечательными стихотворениями и прекрасно прописанными психологическими портретами, превращая концовку романа в vox dei, бьющий обухом по голове. Роман очаровывает и разочаровывает одновременно, вызывает восторг и клонит в сон своей монотонностью.

Прекрасный сюжет о российском масонстве 20-х годов зачастую душится авторитарным мнением писателя об исторической эпохе нэпа, претендующим на абсолютность и непреложность, однако в этом, возможно, и кроется притягательность «Остромова» как среза жизни нэповского периода, рассматриваемого через призму воззрений автора.

«Остромов» отмечен не только престижными наградами в области фантастики – «Мраморным фавном» и «Порталом». В 2011 году роман стал победителем «Национального бестселлера», уже вторым «Нацбестом» в копилке Быкова (первый — за биографию Пастернака в 2006 году).

Последняя,  изданная на данный момент крупная проза – роман «Икс», в котором автор пытается проникнуть в тайну создания Шолоховым «Тихого Дона» — обладает интересной завязкой, однако не оправдывает ожиданий. Переиначенная фабула жизни Шолохова наравне с авторской идеей о воздействии смены эпох на раздвоение психики на фоне предыдущих работ Быкова несколько разочаровывает. С такой книги можно было бы начать восхождение на Олимп крупной прозы, но для Быкова, имеющего в копилке достойные «Оправдание»,«ЖД» и «Остромова», «Икс» кажется если не шагом назад, то как минимум топтанием на месте.

Фантастический «чародей» Быков не думает отдыхать – в планах писателя еще множество крупных вещей, среди которых «Истина», задуманная как вторая книга «И-трилогии» (первая – «Икс»), биография Маяковского, очередные сборники рассказов и стихотворений.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость - поделитесь

Запись опубликована в рубрике Современная литература России с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария: «Фантастический чародей» Дмитрий Быков

  1. Юрий говорит:

    Здравствуйте!!! Здесь можно спорить и спорить. Но…Скажу о
    главном. Нравится! Уважаю! С удовольствием читаю и перечитываю.Мне кажется у Быкова очень своеобразный стиль. Где-то в глубине чуется журналистика. Жду новых перлов. Всем удачи!!!

  2. vfcnthcrfz говорит:

    Двоякое чувство от прочтения этого материала. Много полезной информации,с одной стороны, сбивчивость и какая-то внутренняя неуверенность автора в написанном — с другой. Встречаются несколько недопустимых «пассажей»: » влиться в литературу… разных жанров». Ясно, что хочет сказать автор, но происходит путаница понятий.Попытайтесь сказать, что А.П. Чехов влился в жанр рассказа… Бр-р-р. Кстати говоря, и применение определение «поэма» к большому прозаическому произведению не открытие Быкова, а, скорее следование традициям Н.В.Гоголя, обозначившим «Мёртвые души» как «поэма»…

  3. admin говорит:

    Должен вступиться насчет «недопустимых пассажей» — фактической грамматической ошибки здесь. Вас, очевидно, не удовлетворил стиль изложенного, но это просто дело вкуса каждого читателя. Не все, не всем и не всегда нравится полностью, но это не означает, что плох тот или иной автор

Добавить комментарий